Медицинский право

Медицинское право

Медицинский право

Медицинская этика. Медицина во все века развивалась не как простая технология. Она изначально, с глубокой древности, содержала в себе строгие морально-этические и правовые предписания относительно обязанностей врачующего по отношению к больному, его ответственности за неблагоприятные исходы лечения.

Механизмы правового регулирования взаимоотношений врача с пациентом, врача с коллегами, врача с государством и общественностью регламентируются законодательными актами, но во многом основываются на соблюдении этических норм. Этические нормы являются не законами, но теми идеальными стандартами, к выполнению которых должен стремиться каждый врач и нарушение которых часто преступно.

Самым первым кодексом медицинской этики можно признать Клятву Гиппократа. Она стала своеобразным образцом для создания иных врачебных клятв во всем мире и во все эпохи. Естественно, она устарела в некоторых положениях, но тем не менее всегда современна.

Ее положения явились основой Женевской декларации Всемирной Медицинской Ассоциации (ВМА) (1948—1994). Большинство ее положений отражены и в действующих в нашей стране «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (1993) — центральном правовом акте, определяющем основные принципы отечественного здравоохранения.

Перечислим основные документы, регулирующие взаимоотношения врача с обществом и коллегами:

  1. Клятва Гиппократа;
  2. Присяга врача Советского Союза (утв. указом Президиума ВС СССР № 1364-VIII от 26 марта 1971 г.);
  3. Клятва российского врача (утв. IV Конференцией Ассоциации врачей России, Москва, ноябрь 1994 г., отменена в 1999 г.);
  4. Клятва врача (ст. 60 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» (в ред. Федерального закона № 214 от 20 декабря 1999 г.);
  5. Женевская декларация Всемирной Медицинской Ассоциации (1948 г., с доп. 1968, 1983 и 1994 гг.);
  6. Международный кодекс медицинской этики (1949 г., с доп. 1968 и 1983 гг.);
  7. Этический кодекс российского врача (утв. IV Конференцией Ассоциации врачей России, Москва, ноябрь 1994 г.):
  8. Кодекс врачебной этики РФ (одобрен Всероссийским Пироговским съездом врачей 7 июня 1997 г.);
  9. Этический кодекс медицинской сестры России;
  10. Конвенция о правах и обязанностях врачей в РФ (принята Постановлением V (XXI) Всероссийского Пироговского съезда врачей, 15—16 апреля 2004 г.).

В дореволюционной России существовало так называемое Факультетское обещание, текст которого торжественно зачитывался, принимался выпускниками медицинских факультетов и прилагался к свидетельству об окончании медицинского факультета России. Оно гласило:

Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни не омрачать честь сословия, в которое ныне вступаю.

Обещаю во всякое время помогать по лучшему моему разумению прибегающим к моему пособию страждущим, свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия… Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам- врачам и не оскорблять их личности, однако же, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо и без лицемерия.

В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных, когда же сам буду призван на совещание, обязуюсь по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям.

Кроме того, Всемирной Медицинской Ассамблеей принят ряд заявлений и деклараций по частным вопросам медицинской этики. Наиболее актуальными из них представляются следующие:

  1. «Декларация о жестоком обращении с пожилыми людьми и стариками» (1989—1990);
  2. «Заявление о самоубийствах подростков» (1991);
  3. «Заявление о пренебрежении родительским долгом и жестоком обращении с детьми» (1990— 1992);
  4. «Заявление о пособничестве врачей при самоубийствах» (1992).

Во многих странах мира давно созданы и успешно функционируют этические комитеты или комиссии, учреждены национальные комитеты по биоэтике. В нашей стране они пока не получили должного развития, хотя формально имеются во многих регионах, в медицинских и научных подразделениях.

Медицинское право.

Правоотношения в области здравоохранения регулируются как собственными, специфичными нормами, ведомственными подзаконными актами, так и нормами, содержащимися в других отраслях права (уголовном, гражданском, административном, экологическом и т.д.

). Однако в рамках существующих отраслей права невозможно обеспечить качественное правовое регулирование отношений в области медицины, что и предопределяет необходимость появления особого вида права — медицинского.

Комплекс правовых норм, регулирующих отношения в сфере охраны здоровья людей, обозначают как самостоятельную отрасль права — медицинское право.

Медицинское право — отрасль права, регламентирующая здравоохранение, i.e.

лечебные, диагностические, санитарно-эпидемиологические, профилактические и реабилитационные мероприятия, а также регулирующая отношения в сфере здравоохранения между гражданами, медицинскими работниками и заинтересованными организациями, ответственность участников правоотношений за нарушение установленных законами норм.

Существуют и другие определения, например:

медицинское право — комплексная отрасль права, включающая совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере медицинской деятельности (С.Г. Стеценко).

Правоотношения по оказанию медицинской помощи носят слишком специфичный характер для того, чтобы быть предметом другого права, кроме медицинского.

Право на врачебную тайну, на информацию о состоянии своего здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лечении, информированное добровольное согласие на лечение и отказ от него и другие права могут рассматриваться только в рамках медицинского права.

Это и понятно: как и в других отраслях права, медицинское право оперирует своими категориями, терминами и подходами к решению проблем.

Субъектами медицинского права являются следующие группы носителей субъективных прав и обязанностей:

  1. оказывающие медицинскую помощь;
  2. получающие медицинскую помощь;
  3. способствующие оказанию медицинской помощи.

С.Г. Стеценко предлагает систему медицинского права рассматривать с трех позиций:

  1. как комплексную отрасль права:
  2. как учебную дисциплину;
  3. как часть правовой и медицинской науки.

Источники медицинского права делятся на законы и подзаконные нормативные акты (ведомственные приказы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ).

Медицинское право — достаточно молодая отрасль права, особенно в России. Как учебная дисциплина медицинское право логично встраивается в структуру как медицинского, так и юридического образования. При этом в медицинском образовании зачатки медицинского права существовали давно, имели в преподавании судебно-медицинские и организационные аспекты.

Соответственно разные вопросы медицинского права разбирались на разных кафедрах при отсутствии единого методологического подхода. Только в последние несколько лет стали появляться первые специальные учебные пособия и учебники.

Количество же специалистов, занимающихся разработкой теоретических и учебно-методических вопросов медицинского права, мало, явно недостаточно, чтобы вывести дисциплину на надлежащий уровень преподавания.

Среди актуальных задач медицинского права выделяют (Ю.Д. Сергеев, 2008):

  1. создание надлежащих правовых предпосылок для эффективного функционирования здравоохранения, реализации возложенных на систему здравоохранения задач:
  2. обеспечение научно обоснованной организации и управления системой здравоохранения в России;
  3. правовое обеспечение реформирования здравоохранения РФ;
  4. установление четких прав и обязанностей, юридической ответственности субъектов медицинского права;
  5. обеспечение прав, свобод и законных интересов граждан, создание гарантий при реализации принадлежащих им прав и свобод в сфере охраны общественного здоровья, здравоохранения и медицинской помощи;
  6. обеспечение действия правовых принципов и режима законности при осуществлении всех видов медицинской деятельности;
  7. разработка оптимальных правовых режимов для отдельных видов и направлений медицинской деятельности;
  8. обеспечение стабильности общественных отношений в сфере охраны общественного здоровья, здравоохранения и медицинской помощи.

В последнее время медицинское право становится самостоятельной учебной дисциплиной не только на медицинских, но и на юридических факультетах гражданских вузов.

Источник: https://isfic.info/medprav/degeb01.htm

Понятие и система медицинского права

Медицинский право

Предмет и метод медицинского права. Одной из тенденций развития и совершенствования системы российского права является ее дальнейшая структуризация, выделение новых межотраслевых институтов, подотраслей и отраслей, таких как муниципальное, банковское, бюджетное, налоговое, информационное.

Серьезные основания имеются для того, чтобы уже сейчас включить в число межотраслевых институтов и медицинское право.

В будущем не исключается постепенное формирование самостоятельной отрасли медицинского права, поскольку объективная необходимость в регулировании фактически существующих общественных отношений предопределяет выделение соответствующей отрасли права.

Для формирования самостоятельной отрасли права особо значимы четыре критерия — своеобразие и качественная однородность тех или иных общественных отношений (иными словами, наличие предмета правового регулирования), распространенность общественных отношений данного типа, необходимость использования специальных правовых средств (методов) их регулирования и наличие правовых норм (достаточно обширного законодательства).

Применительно к медицинскому праву можно утверждать, что оно имеет свой предмет регулирования.

В последнее время общественные отношения, связанные с обеспечением охраны здоровья населения и отдельных граждан, реализацией и защитой прав и свобод человека в сфере здравоохранения и медицинской деятельности превратили здоровье человека в важнейший объект социального и даже политического регулирования.

Реформа российского законодательства, прогресс науки, изменение этических представлений делают необходимым правовое регулирование общественных отношений, связанных с трансплантацией органов, использованием метода искусственного оплодотворения и имплантацией эмбриона, исследованиями фетальных тканей.

Несомненно, нуждаются в правовом регулировании проблемы массовой вакцинации населения, определения правового и социального статуса ВИЧ-инфицированных и лиц, употребляющих наркотики. В обществе не решена проблема защиты человека от дискриминации по признаку наличия заболевания (психическое расстройство, ВИЧ-инфицированность и др.).

Развитие в России рынка потребительских услуг остро поставило вопросы защиты прав пациентов и врачей. Безусловно, требуют правовой оценки факты причинения вреда законным интересам пациента в результате ненадлежащего лечения, но не менее злободневна проблема правовой защиты врача от необоснованных (а иногда и некомпетентных) притязаний пациента и его представителя. Это далеко не полный перечень вопросов, находящихся на стыке медицины и права.

Отношения, связанные со здоровьем человека во многом специфичны, ибо обусловлены его физическим, нередко и психическим состоянием в различных ситуациях общественной, политической, профессиональной, семейной, бытовой жизнедеятельности.

Удельный вес общественных отношений, обуславливаемых состоянием здоровья человека, необходимостью мер по его защите и поддержанию в надлежащем состоянии и восстановлению (лечению) постоянно увеличивается.

Здоровье отдельных людей, особенно руководителей государства, народа в целом, становится положительным или отрицательным фактором внутриполитической и международной стабильности, развития и прогресса в экономике и социальной жизни.

Последнее десятилетие характеризуется крупными сдвигами в медицинской науке и биологии, предопределяющими качество и продолжительность человеческой жизни, возможности излечения наследственных заболеваний, разнообразной трансплантологии, биотехнологии и клонировании. Это одновременно порождает не только чисто медицинские, но и этические, и иные социальные проблемы, требующие правового решения и регулирования.

Совершенствование правового регулирования невозможно без разработки ряда теоретических проблем. Это касается, прежде всего, обоснования предмета и выбора методов правового регулирования, установления соотношения и взаимодействия различных правовых актов, решения вопросов юридической ответственности в сфере охраны здоровья граждан.

Переход к платным лечебно-профилактическим, санитарным и фармацевтическим услугам неизбежно приведет к созданию нового хозяйственного механизма здравоохранения.

Его основой становятся экономические и юридические категории, базирующиеся на расчете стоимости медицинской услуги и процедуры, договорных отношений между сторонами/юридической (в том числе имущественной) ответственности за негативные результаты лечения (его неблагоприятные исходы), а также за вред, причиненный здоровью застрахованных больных ненадлежащим лечением.

В условиях страховой медицины имущественная ответственность возлагается на лечебно-профилактические учреждения и медицинских работников, особенно в случаях, когда здоровью пациента причиняется вред в результате их деятельности.

Изучение материалов уголовных дел экспертными комиссиями в связи с неблагоприятными исходами лечения показали, что в 27,9% случаев они были вызваны врачебными ошибками, в 8,5% — отсутствием надлежащих условий для медицинской деятельности и в 7,4% обусловлены недобросовестностью работников лечебно-профилактических учреждений.

Метод правового регулирования отношений в сфере медицинской деятельности. В соответствии со ст.

18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, Деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Какие права и свободы человека и гражданина реализуются либо затрагиваются в процессе медицинской деятельности? Какими методами (в том числе, методами каких отраслей права) эти права и свободы могут быть эффективно реализованы либо защищены?

К сфере медицины имеют непосредственное отношение закрепленные Конституцией Российской Федерации и другими правовыми актами право на жизнь, право на здоровье и его охрану, право на личную неприкосновенность частной жизни, личную тайну.

Поскольку сохранение и улучшение здоровья являются первейшими жизненными потребностями человека, то их удовлетворение всеми незапрещенными способами относится, прежде всего, к сфере частной жизни граждан.

Существует также публичный интерес в обеспечении общественного здоровья, который воплощается в государственной профилактике болезней, оказании медицинской помощи лицам в беспомощном состоянии и отдельным категориям граждан (военнослужащим, детям и т.д.

), оказание помощи в пределах установленного минимального стандарта, в рамках государственных или иных программ за счет средств государства; муниципальных образований.

Такие отношения включают элементы частно-правового регулирования, проявляющиеся в праве граждан на дачу согласия и отказ от медицинского вмешательства, на выбор лечащего врача, на участие в выборе способа лечения. Существует третий тип отношений. В соответствии с ч. 3 ст.

55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены ФЗ в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Реализация данной нормы допускает принудительное лечение, медицинское освидетельствование (диагностику), принудительные профилактические мероприятия и т.п.

В качестве примера можно указать на меры, предусмотренные в ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», Законе Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Все эти медицинские отношения лежат в сфере публичного (административного) права. Их участниками являются наделенные компетенцией уполномоченные органы и учреждения, на граждан возлагается обязанность выполнять предписанные законом мероприятия, им представляются специальные гарантии прав и свобод.

Сложились три подхода к правовому регулированию медицинских отношений: на основе административно-правового, гражданско-правового методов и смешанный — социально-правовой. Однако это обстоятельство не должно препятствовать созданию Медицинского кодекса.

Действующие кодексы содержат нормы различных отраслей права. Даже в таком «чистокровном» кодексе, как Гражданский кодекс, имеются нормы административного, гражданско-процессуального права.

Медицинский кодекс должен закрепить указанное многообразие методов правового регулирования, установить регулятивные начала (дозволения и запреты), границы их действия.

На данный момент административно-правовой; метод правового регулирования в области здравоохранения продолжает играть весьма важную роль, так как многие отношения здесь регламентируются административными актами: положениями, инструкциями, правилами и т.д. Такими актами определяются служебные права и обязанности работников здравоохранения, «технология»лечения, санитарно-профилактической деятельности, медицинской реабилитации, правонарушения в области охраны здоровья.

Учитывая растущую социальную и экономическую значимость медицины, не уменьшающееся число врачебных ошибок и других нарушений требований медицинской этики и деонтологии, вплоть до преступлений, высокую ответственность врачей и других представителей медицинской профессии перед людьми и обществом в целом, было признано необходимым разработать специальный раздел права — медицинское право. Такое предложение было рассмотрено в 1977 г. на IV Международной медико-правовой конференции в Праге. Сегодня медицинское право — это 16-я отрасль права, признанная наряду с другими отраслями, такими как уголовное, гражданское, трудовое, семейное и пр. Проблема правовой регламентации медицинской деятельности и защиты прав и законных интересов граждан России в области охраны здоровья имеет исключительное значение. Главные причины тому — несовершенство медицинской законодательной базы, отсутствие реальных (а не декларативных) правовых механизмов обеспечения охраны здоровья, правовой нигилизм медицинского персонала и юридическая неграмотность населения, социально-правовая незащищенность как пациента, так и медицинского работника.

Среди основных направлений качественного улучшения ситуации в отечественном здравоохранении наряду с другими следует назвать:

  • совершенствование нормативно-правовой базы сферы охраны здоровья (законодательный уровень);
  • признание медицинского права как самостоятельной отрасли права (научно-теоретический уровень).

Становление новой отрасли права — процесс в достаточной степени длительный, зависящий от множества факторов и составляющих. Вот некоторые причины, свидетельствующие о возможности рассмотрения медицинского права в качестве «претендента» на самостоятельность:

  • действующий классификатор правовых актов предусматривает наличие отрасли законодательства, регулирующей вопросы здравоохранения;
  • учебные программы юридических и медицинских вузов все чаще содержат специальные разделы по медицинскому праву, а в самих учебных заведениях организуются самостоятельные кафедры для преподавания медицинского права;
  • диссертационные исследования, выполняемые по отраслям юридической науки, нередко посвящены актуальным проблемам юридического обеспечения медицинской деятельности;
  • научно-практические конференции всероссийского и международного уровня организуются и проводятся для обсуждения и решения значимых вопросов медицинского права;
  • в системе Российской академии медицинских наук, имеющей государственный статус, в 2004 г. открыто новое научное направление — «медицинское право»; издание журналов, сборников, монографий по медико-правовому направлению.

Источник: http://be5.biz/pravo/m004/1.html

Новости в сфере медицинского права (подготовлено экспертами компании

Медицинский право

Одного СЭЗ на “стоматологию общей практики” недостаточно для оказания услуг по хирургической стоматологии

Определение Верховного Суда РФ от 4 сентября 2020 г. N 309-ЭС20-11543

Зубной кабинет не смог оспорить предписание Роспотребнадзора о запрете удалять зубы пациентам до тех пор, пока кабинет не получит отдельный СЭЗ на вид деятельности – “хирургическая стоматология”.

Во время внеплановой проверки частного стоматологического кабинета санитарное ведомство обнаружило, что зубные врачи, в том числе, удаляют пациентам больные зубы.

А значит, – занимаются стоматологической хирургией.

При этом санэпидзаключение у зуболечебницы получено только на “стоматологию общей практики”, следовательно, хирургические медуслуги оказываются с нарушением санитарного законодательства.

Роспотребнадзор предписал кабинету устранить выявленное нарушение санитарных требований и запретил осуществлять виды меддеятельности, не указанные в приложении к действующему СЭЗ о соответствии санитарным правилам.

Стоматология сочла данное требование незаконным – по её мнению, зубной кабинет уже имеет СЭЗ на оказание медуслуг, в том числе услуг по стоматологии общей практики, а потому заявлять о намерении осуществлять внутри этого вида деятельности отдельные услуги и вмешательства, такие как удаление зубов, не обязан.

Однако суды поддержали Роспотребнадзор:

– у стоматологического кабинета имеется лицензия на оказание первичной, в том числе доврачебной, врачебной и специализированной, медико-санитарной помощи по сестринскому делу; стоматологии профилактической; организации здравоохранения и общественному здоровью; стоматологии общей практики; стоматологии ортопедической; стоматологии терапевтической;

– согласно п. 1.3 СанПиН 2.1.3.2630-10, обязательным условием для принятия решения о выдаче лицензии является представление соискателем СЭЗ о соответствии санитарным правилам зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, которые соискатель лицензии предполагает использовать для осуществления своей деятельности;

– согласно п. 3 приложения N 2 к Порядку оказания “взрослой” стоматологической медпомощи, оснащение стомкабинета осуществляется в соответствии со стандартом оснащения согласно приложению N 12 к этому Порядку,

– а согласно п. 6 названного Порядка санэпидзаключения выдаются о соответствии либо несоответствии санитарным правилам зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, которые предполагается использовать для осуществления определенных видов деятельности;

– из материалов дела следует, что стоматологический кабинет получал СЭЗ о соответствии санитарным правилам и нормативам помещения, оборудования и иного имущества, которое кабинет предполагает использовать для осуществления перечисленных в СЭЗ следующих видов медицинской деятельности – при оказании первичной доврачебной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях по гигиене в стоматологии; сестринскому делу; стоматологии; стоматологии профилактической в рамках первичной доврачебной помощи; и организации здравоохранения и общественному здоровью, ортодонтии, стоматологии обшей практики, стоматологии ортопедической, стоматологии терапевтической в рамках первичной специализированной медико-санитарной помощи;

– данное СЭЗ выдано на основании экспертного заключения, из описательной части которого следует, что эксперт обследовал помещения кабинета и его оборудование. Перечень оборудования, используемого для оказания заявленного вида деятельности, работ, услуг определен с оценкой достаточности;

– при этом согласно представленному кабинетом оборудованию и инструментам в распоряжение экспертов не были включены и заявлены обязательное хирургическое оборудование, необходимое для удаления зубов, в том числе: аспиратор хирургический, зажимы кровоостанавливающие, крючки хирургические, ложки хирургические, набор хирургических инструментов, игл и шовного материала, щипцы для удаления зубов, элеваторы стоматологические для удаления корней зубов;

– а значит, при подаче заявки на получение СЭЗ данный вид работ (услуг) по удалению зубов лицензиатом не заявлялся;

– при проведении санэпидэкспертизы кабинет не указывал на возможность осуществления в заявленных помещениях стоматологической хирургической медпомощи, в том числе на проведение манипуляций по удалению зубов. Поэтому эксперты при выдаче СЭЗ на помещение и оборудование не оценивали условия осуществления меддеятельности по удалению зубов (оперативному вмешательству) на предмет их соответствия санитарным нормам;

– между тем, в спорном кабинете пациентам оказываются услуги по хирургической стоматологии, в частности, услуги по удалению зубов, что подтверждается прейскурантом цен на удаление зубов, различную анестезию, использование шовного материала; бланком ИДС, которым граждане проинформированы о поставленном диагнозе и необходимости проведения хирургического вмешательства в соответствии с утвержденным предполагаемым планом лечения (удаление зубов, операции в полости рта, пластика уздечек, хирургическое лечение десен, лоскутные операции и др.); а также операционной инструкцией врача стоматолога общей практики, согласно которой такой врач осуществляет хирургическое лечение острого периостита челюстей, удаление корней и зубов (кроме ретинированных и дистопированных), лечение альвеолита, перикорнита, остановку луночного кровотечения, наложение швов на раны, дренирование и медикаментозную обработку гнойных ран, перевязку после оперативных вмешательств;

– таким образом, кабинет оказывает медицинскую услугу – “стоматология хирургическая” в отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения, в условиях, не предназначенных для оказания данной услуги, не имеющих подтверждение соответствия требованиям санитарных правил;

– доводы о том, что у кабинета есть СЭЗ на оказание медуслуг по стоматологии общей практики, а значит, он не обязан заявлять о намерении осуществлять внутри этого вида деятельности отдельные услуги и вмешательства, такие как удаление зубов, отклоняется в связи со следующим.

В Перечне услуг, составляющих медицинскую деятельность (приложение к Положению о лицензировании меддеятельности), такие услуги как стоматология, стоматология детская, стоматология общей практики, стоматология ортопедическая, стоматология профилактическая, стоматология терапевтическая, стоматология хирургическая поименованы отлично друг от друга. Соответственно, стоматология общей практики и стоматология хирургическая – два разных вида медицинской деятельности. Кроме того, в Номенклатуре медуслуг “Удаление зуба” описано в качестве хирургической операции в стоматологии по экстракции зуба из зубной альвеолы, а согласно медицинской терминологии хирургическая операция, хирургическое вмешательство или оперативное вмешательство – комплекс воздействий на ткани или органы человека (или животного), проводимых врачом с целью лечения, диагностики, коррекции функций организма, выполняемый с помощью различных способов разъединения, перемещения и соединения тканей;

– итак, оказание такой медицинской услуги как удаление зубов предполагает наличие соответствующего санитарно-эпидемиологического заключения, которое у стоматологического кабинета отсутствует;

– а наличие в штате врачей-стоматологов с высшим образованием, имеющих право осуществлять хирургическую помощь по удалению зубов, не освобождает кабинет от обязанности иметь соответствующие условия для оказания такой помощи и от получения СЭЗ.

Решение “устояло” во всех инстанциях, а ВС РФ отказал стоматологии в пересмотре дела.

___________________________________________

Изъятие и уничтожение фальшивых и некачественных лекарств и медизделий: утверждены новые правила

Постановление Правительства РФ от 15 сентября 2020 г. N 1447

Постановление Правительства РФ от 15 сентября 2020 г. N 1440

На 2021-2026 гг. установлены правила уничтожения фальсифицированных, недоброкачественных и контрафактных медизделий и лекарств (кроме наркотиков и радиофармацевтических препаратов).

Указанные медизделия и лекарства могут быть изъяты и уничтожены по решению суда или (в установленных случаях) по решению Росздравнадзора. Приводятся требования к такому решению.

По решению органа власти об изъятии и уничтожении владелец должен изъять препараты / медизделия из оборота или сообщить о своем несогласии в течение 30 дней. По спорным случаям орган власти обращается в суд, для обжалования решения по медизделиям предусмотрена специальная досудебная процедура.

Срок уничтожения – 6 месяцев с даты принятия решения. Об уничтожении составляется специальный акт, реквизиты которого установлены комментируемыми Правилами.

___________________________________________

Нормативно-справочную информацию в сфере здравоохранения можно найти на специальном интернет-портале

Приказ Министерства здравоохранения РФ от 27 августа 2020 г. N 906н

Минздрав определил перечень классификаторов, справочников и иной нормативно-справочной информации в сфере здравоохранения, порядок их ведения и использования.

Перечень включает 76 позиций, в т. ч. виды медпомощи и осмотров, причины и группы инвалидности, номенклатуру медицинских услуг, методы лечения онкозаболеваний, источники оплаты медицинской помощи, причины отказов в госпитализации.

Нормативно-справочная информация формируется, актуализируется и используется через специальный федеральный реестр, являющийся подсистемой единой ГИС в сфере здравоохранения.

На официальном ресурсе Минздрава (https://nsi.rosminzdrav.ru) создан портал нормативно-справочной информации.

___________________________________________

Уточнены правила определения розничных и оптовых цен на препараты ЖНВЛП, а также правила установления предельных региональных надбавок

Постановление Правительства РФ от 24 сентября 2020 г. N 1541

Правительство РФ скорректировало порядок установления регионами предельных размеров надбавок на препараты Перечня ЖНВЛП и правила формирования отпускных цен на эти лекарства:

– порядки установления надбавок и определения “аптечной” цены теперь “разведены” по двум отдельным приложениям к постановлению Правительства РФ N 865 (ранее аптеки черпали правила определения “своей” цены в Правилах установления предельных надбавок регионами, теперь для них действуют специальные Правила формирования отпускных цен на препараты ЖНВЛП);

– уточнена процедура согласования ФАС размеров надбавок. В частности, установлено, что согласование должно “уложиться” в месячный срок со дня регистрации заявки региона, даже если в процессе согласования ФАС запросит дополнительные сведения у субъекта РФ. Кроме того, уточняются сроки для публикации решения о согласовании надбавок на сайтах ФАС и регионального органа;

– изменились формулировки правила о применении предельной оптовой надбавки. Ранее требовалось, чтобы сумма примененных надбавок не превышала предельный размер надбавок, сейчас, вдобавок, – чтобы уровень цены был не выше суммы фактической отпускной цены и размера надбавки:

Источник: https://base.garant.ru/57508824/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.